В Дагестане освобождена семейная пара с младенцем, помощники хозяина применили физическое насилие для удержания человека

30 июля на горячую линию движения «Альтернатива» поступил сигнал о человеке по имени Николай, который не может самостоятельно покинуть место работы в Дагестане.

Когда я уже непосредственно связался по телефону с нашим героем – Николаем Стрелкиным – он пояснил, что с 5 декабря 2015 года работает чабаном на кошаре недалеко от села Коктюбей в Тарумовском районе республики, документов нет, денег не платят.

Николай, с его слов, три раза просил хозяина кошары по имени Гаджи рассчитать его (исходя из устных договорённостей по 5000 руб. в месяц) и отпустить домой, однако хозяин каждый раз откладывал это событие под разными предлогами: то нужно подождать окончания праздника Ураза (5 июля), то у одного родственника свадьба (23 июля), то у другого (8 августа). И на всё это, разумеется, требуются финансовые расходы, поэтому денег нет, но… (дальше классическую цитату вы знаете). После третьего отказа Николай позвонил своим родственникам в Волгоград и попросил помочь ему вернуться домой, а родные, в свою очередь, обратились в движение «Альтернатива».

Здесь нужно сказать об одном существенном обстоятельстве, которое повлияло на ход дальнейших событий: рано утром 31 июля мы выехали из Махачкалы за Николаем в расчёте на то, что он находится там один, и мы сразу заберём его непосредственно на трассе, не заходя на частную территорию. Однако по приезду выяснилось, что на самой кошаре у Николая живёт гражданская жена – Светлана Рожко, и, помимо этого, когда мы зашли в жилое помещение, то увидели на руках у Светланы младенца. Девочка по имени Аня родилась в начале июня на кошаре, причём, со слов Светланы, пуповину перерезали самостоятельно, только после родов в 4 часа утра хозяин отправил маму с ребёнком в больницу, при этом забрав паспорт Светланы якобы для оформления свидетельства о рождении.

Рядом с Николаем и Светланой на кошаре жила молодая пара даргинцев, они-то, скорее всего, и позвонили по телефону хозяину, когда увидели, что их соседи собираются уезжать с неизвестными людьми. Пока Светлана в своей комнате собирала вещи, я с Николаем и двумя журналистами вышел в небольшой предбанник перед входом в дом, там-то нас и встретили подоспевшие помощники хозяина кошары. Двое взрослых мужчин лет 50-ти и один молодой парень сразу окружили нас и попытались выяснить кто мы и откуда. Им была объявлена цель визита, журналисты показали свои удостоверения, но от меня, как от волонтёра, который помогает людям вернуться домой, тоже, почему-то, требовали какой-то официальной корочки.

Когда же я ответил, что таковой у меня не имеется, мужчины стали вести себя крайне неадекватно и в агрессивной форме потребовали от нас покинуть территорию кошары. На что я сказал, что мы, безусловно, уедем отсюда, но только вместе с Николаем, его женой и дочкой, потому что они нам непосредственно под камеру выразили такое желание. Мужчина с короткой стрижкой в белой футболке (см. прикреплённое изображение), который, как в дальнейшем выяснилось, является управляющим кошары, и его зовут Мааз Абдулаев, сходу сочинил нелепую версию, что Светлана якобы не хочет ехать домой. И это притом, что на тот момент он даже не успел ещё зайти в дом, чтобы узнать мнение самой Светланы по этому поводу. Телепат, не иначе.

Разумеется, я тут же потребовал у Мааза, чтобы сама Светлана вышла и сообщила нам о своих намерениях, в ответ на что получил несильный удар ладонью по виску, и меня вытолкали за ворота дома. Дальше Мааз переключился на рядом стоящего Николая, отвесил ему куда более сильный, чем мне, удар по голове и стал выяснять у него, каким образом здесь оказались телевизионные (хотя, на самом деле, никакие не телевизионные) журналисты. Когда Николай ответил ему, что хозяин Гаджи его не отпускает, и он попросил родственников помочь уехать, то Мааз пинком под зад вытолкал Николая за ворота дома с криками: «Всё, давай, вали отсюда!».

Естественно, мы вместе с Николаем тут же направились к машине, решив, что за Светланой с ребёнком надо будет возвращаться уже с представителями власти, раз по-хорошему человека отпускать не хотят, будет по-плохому. Но когда Николай уже сел на заднее сиденье нашей машины, помощники хозяина кошары атаковали нас во второй раз: Мааз подбежал с левой стороны, открыл дверцу, силой вытащил Николая наружу и за руку потащил в дом со словами, что теперь, мол, он никуда не поедет. Одновременно с этим второй мужчина в джинсах и белой рубашке выдернул меня из машины, чтобы я изнутри не смог удержать Николая. Потом Мааз подбежал к снимавшему эту сцену журналисту Матвею Трошинкину и ударил его рукой по лицу, на этом боевые действия на кошаре прекратились, чтобы продолжиться в более цивилизованной форме через полчаса уже с представителями власти, благо, местные участковые и их махачкалинское начальство, с которыми мы оперативно связались, сумели весьма быстро организовать наряд полиции.

В присутствии полицейских, да и непосредственно в РОВД, помощники хозяина кошары вели себя так же нагло и вызывающе (неужели было не понятно, что мы на провокации не поддадимся?!), разве что руки уже не распускали. К счастью, за время нашего отсутствия они не удосужились как-то запугать Николая и Светлану или увезти их в неизвестном направлении, поэтому все положенные протоколы и показания на агрессивных помощников хозяина были составлены в полном объёме, решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Поскольку все эти бюрократические процедуры сначала в отделе полиции, а потом в следственном комитете затянулись до позднего вечера, к тому же пришлось очень долго ждать, когда хозяин кошары вернёт паспорт Светланы, мы с большим трудом, договорившись с водителем, успели буквально в последний момент посадить освобождённую семью на автобус до Волгограда.

Сегодня утром на посту ДПС Большие Чапурники их встретили друзья и повезли в город Камышин, где Николай и Светлана планируют первое время жить. В конце хотелось бы немного рассказать историю освобождённых, она тоже примечательна. Уроженец Волгограда Николай впервые попал на Кавказ в 2011 году, работал сначала на кошаре в Чечне, потом оказался на кирпичном заводе недалеко от Кизляра. Именно там он познакомился со своей будущей женой Светланой, которая работала на заводе штабелёвщиком (складывала печки из сырого кирпича), потом они уже вдвоём ушли оттуда и попали на другой кирпичный завод в Каспийске. Именно в Каспийск в декабре 2015 года за ними приехал Гаджи – хозяин кошары возле Коктюбея, откуда мы забрали семейную пару.

Особо примечателен один эпизод, хорошо иллюстрирующий психологию трудовых рабов: на опросе у следователя Николай, рассказывая свою историю, употреблял фразу «сам ушёл с завода», «ушли с женой добровольно с завода», однако, когда в последующем разговоре с Николаем я попытался конкретизировать эти высказывания, оказалось уже, что на самом деле не «сам ушел», а «убежал в тайне от хозяина, потому что денег не платили», т.е. фактически всё время своего пребывания на Северном Кавказе Николай и его жена находились в положении трудового рабства (как специфическая форма эксплуатации, создающая труднопреодолимые условия для свободного ухода с места работы), просто сами до конца не осознавали это, или просто постеснялись рассказать до конца всю правду следователю.

Поддержать деятельность Альтернативы:

Сбербанк 4276 3801 5524 4887
Яндекс Деньги http://money.yandex.ru/to/410011569894386
Вебмани R305103454198
Pay Pal http://paypal.me/AlternativeHelp
Киви-кошелёк +79645737207
BitCoin (BTC) 12GdYH4zfM4jZryDUmZoLfqUxmiD2Bzv17
Ethereum (ETH) 0xde83A7f3E08d5Eebf70A8a21484E6308870B79a1

Финансовый отчет по поступлениям:

https://docs.google.com/spreadsheets/d/1C92c4g0i0LlGQ7KFDdCehxzzD3wN_YFY4qBPyfDNv28/edit#gid=0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.